Объяснительная гипотеза

Нет надобности детально перелагать и критически анализировать представления авторов о научной истине, по этой проблеме они ничего не добавляют к идеям упомянутых выше и других подобных философов, взгляды которых подвергались критическому анализу в советской философской литературе.

Советскому археологу видны идеалистические упрощения в высказываниях типа: "Ученые не ищут абсолютной достоверности" (Waton а. о. 1971: 4); "законы ... суть просто утверждения, описывающие с наибольшей вероятностью регулярности реального мира" (Ibid.); "Теоретики процесса исходят из того, что "истина" - это всего лишь наилучшая на сегодня гипотеза, и что любое их сегодняшнее представление окажется ошибочным либо еще при их жизни, либо потом" (Ibid., 22, по К.Флэннери); "теории не разрушаются фактами, они вытесняются новыми теориями" (Ibid., 23, по Дж. Стюарду).

Сводить "общие законы" (General Laws) к "законоподобным обобщениям" (Law-like Generalizations) побуждает авторов та же философская тенденция (ср. Копнин 1973: 245-254). Структура "общих законов" (если А, то В при условии С), механизм проверки (testing) гипотез (дедуцирование ожиданий - test implications и сверка их с независимыми и разнородными фактами), критерии подтверждения (confirmation), соотношение дедукции и индукции, слабость "узко индуктивистской установки" - все это хотя и является простым переложением учебников логики науки, но не является излишним, поскольку большей частью археологи, надо признать, таковых учебников не читают и наивно убеждены в достаточности "здравого смысла".

На практике эта принципиальная ошибка Бинфорда и его сторонников ведет к отрицанию роли миграций, к нежеланию замечать конкретные миграции, к тенденции подменять внешние факторы, воздействующие на население страны, факторами территориально (но лишь территориально, а не системно) внутренними (экологическими, демографическими и т.п.).

Ведь последние всегда есть в наличии, и уже одно это дает повод "процессуалистам" заранее, сходу отбрасывать миграционные версии объяснения археологических фактов. Процессуалисты могут "обойтись" без миграций. Но ведь жизнь без миграций не обходилась. Между тем случайные по отношению к развитию тех или иных обществ и культур факторы зачастую оказывались решающими в судьбе этих обществ и культур и должны учитываться как таковые в объяснении. Натиска гуннов и монголов не выдержали не только разложившиеся, обреченные цивилизации, но и вполне здоровые, прогрессировавшие культуры.

Ведь не станут же "процессуалисты", возрождая известный тезис Гегеля, утверждать, что все культуры Евразии, павшие под ударами кочевников, заслуживали такой участи, только потому, что они пали! Выше уже отмечалось, что во многом "процессуалисты" следуют за "стадиалистами" (сторонниками "теории стадиальности") и сам Бинфорд признавал кое в чем это родство, называя в качестве предшественника "процессуалистов" П. Н. Третьякова. Что ж. именно П. Н. Третьякову принадлежит лапидарная фраза: "Случайностей в истории культуры не бывает" (Третьяков 1962:262).
Объясняющая гипотеза

Математическая модель

Ту скрытую схему отношений, которая интересует исследователя в объекте и поясняется реальной моделью, в идеале должна выразить формула или сеть формул - математическая модель. Она легко превращается в алгоритм и образует одно из главных звеньев формализации.

Системный подход, суть которого вкратце очерчена выше, родился из синтеза холизма (особенно органицизма) с редукционизмом (особенно механицизмом). Холизм рассматривает объекты только со стороны целого, с позиции высшего уровня организации и нередко утрачивает представление о роли частиц, о материальном субстрате.

Редукционизм показывает объекты только со стороны частиц, элементов, их отдельных связей, с позиции низшего уровня организации и нередко не может объяснить возникновения новых, интегральных качеств. Требовалось найти подход, который бы совмещал оба аспекта рассмотрения. Системный подход трактует каждый системный объект одновременно как часть более крупной системы (целого) и совокупность подсистем или субсистем (частей), состоящих из еще более дробных элементов.

Возникнув из взаимодействия последних по законам их уровня (в ходе интеграции), система налагает на них новые роли, связи и качества, группируя в субсистемы (результат интеграции). Поэтому методологическую основу системного подхода как подхода целостного в своей двусторонности предложено называть интегратизмом. Молодые научные школы во многих науках тянутся ныне к системному подходу, но далеко не всем его кодекс подходит полностью не все способны освоить его в его двусторонности и единстве. Одним более важна холистическая (или органистическая) сторона.

Многих в ней привлекает возможность снять вопрос о разном весе компонентов, о приоритете, возможность обеспечить плюралистическое отношение к компонентам. Именно в русле этой тенденции и возникла "общая теория систем" Берталанфи первая современная научная формулировка системного подхода. Другим важнее редукционистская сторона, и от чистого редукционизма их отличает только оглядка на целое стремление сделать обзор элементов полным и упорядоченным, интерес не к самим лишь элементам, но к их связям.

Таковы многие современные аналитики и дескриптивисты в разных науках. Наконец, бывают попытки применить оба аспекта рассмотрения порознь, сочетать их без объединения. НА толкнули к системному подходу две вещи: а) стремление найти внутри каждого объекта закономерные, познаваемые стимулы к его развитию и б) основанное на этом осознание сложности и связности каждой культуры.

Открылась возможность искать стимулы во взаимодействии субсистем, изучая наложенные на них функции. Генерализаторский схематизм, присущий НА, и ее плюралистическая уравнительность, влияя на ее интерес к системному подходу, уклоняют его в сторону холизма: сравнение сосредоточивается на уровне субсистем, и функции их не выводятся из законов низшего уровня, не подчиняются некой иерархии.
Читать статью

Споры о путях развития науки

О путях, законах и способах развития науки издавна ведутся споры и складываются концепции, вокруг которых кристаллизируются течения в историографии науки и в науковедении. Эти течения делятся и ветвятся. Архаичный взгляд, по которому ход научного развития надлежало объяснять исключительно вкладами великих людей, имел на своей стороне крупных ученых. Для А. Кекуле история химии - это сумма биографии химиков. Для Ф Кёппа нет археологии, есть только археологи.

Такому персонализму все более уверенно противопоставлялся и теснил его противоположный, идеографический взгляд, трактующий развитие науки как историю идей, как особый процесс . в иных изложениях совершенно обезличенный. Преодолением крайностей было не только отведение великим ученым достойного места в этом процессе, но и социологическое осознание функций коллективного субъекта - сообщества ученых страны, науки или эпохи - в самом механизме научного развития.

Такое осознание пришло в самые последние десятилетия. В течение длительного времени базой для дальнейшего разветвления и развития дочерних концепций служил идеографизм. Четкие расхождения обнаружились по вопросу об источниках развития. Согласно одной точке зрения (экстернализм), основные стимулы, которыми определяются ход и переодизация научного развития приходят из вненаучной сферы из экономики, социально-политических сдвигов и т.п.

Согласно другой точке зрения (автономизм, или интернализм, или концепция имманентного развития), наука в большей степени автономна, обладает собственными законами и внутренней логикой развития. И есть науковеды, признающие важность обоих факторов в определении путей развития науки. Принятие, хотя бы частичное, интернализма ведет к вопросу о том, каковы же эти внутренние законы и логика развития, какой ими определяется ход развития.

По этому вопросу также наметилось расхождение. Концепция кумулятивизма, или континуизма, рисует медленное непрерывное и постепенное накопление и расширение знаний без существенных качественных новшеств и без рывков. С этой точки зрения, основной закон научного развития - преемственность, каждому новатору можно всегда подыскать предшественников, а научных революций по сути не бывает.

"Прежние истины не изгоняются, но поглощаются, не отрицаются, а расширяются, и история каждой науки, которая может, таким образом, показаться сменой революции, в действительности есть ряд развития". Противоположная концепция дисконтинуизма. или антикумулятивизма, признает спазматический характер развития, наличие разрывов и рывков, "взрывов научного творчества". Советские науковеды поддерживают позицию тех ученых, которые видят в истории науки взаимодействие обоих процессов.

Дисконтинуисты разделяются далее соответственно тому, как они представляют себе место и количество революционных преобразований в истории науки - как неких редкостных чрезвычайных казусов или как регулярно осуществляемых этапов повторяющегося цикла. В первом случае речь может идти об одном революционном акте, создавшем современную науку или о двух актах - создании эмпирической науки и переходе на теоретический уровень (так обрисовывал ситуацию Я.Г. Вант-Гофф).
Читать далее